Работа у юристов в кризис

За год российский рынок юридических услуг просел по экспертным оценкам на 25-30%, но крупный юрконсалтинг чувствует себя неплохо – по крайней мере, такой вывод напрашивается после общения с его представителями: управляющие партнёры крупнейших юридических фирм рассказали Право.ru, как вести бизнес в новых экономических реалиях, какие практики будут востребованными в ближайшие месяцы и как не потерять в деньгах, а наоборот улучшить показатели, невзирая на «взбесившийся принтер».

Работать в российской компании – но больше и за те же деньги

В 2015 году «Газпром» отказался от своего многолетнего аудитора PWC в пользу российской ФБК. И хотя открыто об импортозамещении на рынке услуг пока не говорят, тренд очевиден: вопросом «Зачем платить больше за те же юридические услуги?» задаются сейчас во многих российских компаниях, стараясь сэкономить на юристах.

«Кризис обострил конкуренцию, сместил акценты с транзакционных практик на регулятивные и судебные. Работать в «ильфах» (от анлг. international law firm (ilf) – международная юридическая компания, прим. Право.ru) стало не так модно, а национальные игроки почувствовали свою силу и понемногу отъедают долю рынка», описывает изменения Дмитрий Афанасьев, председатель комитета партнеров Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

То, что российским юридическим фирмам проще адаптироваться к кризису, чем западным, считает и Сергей Пепеляев, управляющий партнер «Пепеляев Групп»: «Национальные компании в более выигрышном положении, но и им приходится нелегко – доходы юристов напрямую зависят от благосостояния клиентов. У них хорошо – и у нас неплохо. Но сейчас напряжение на рынке возросло: за те же деньги приходится работать больше». Чтобы сохранить бизнес на прежнем уровне, Пепеляев Групп оптимизировала расходы и теперь расширяется: открывает новые офисы на Сахалине и в Китае.

Работать больше за меньшие деньги – таков главный рецепт от кризиса почти всех российских юридических компаний. «Многие вынуждены работать на грани рентабельности, по себестоимости, а иногда даже себе в убыток, чтобы загрузить юристов хоть какой-то оплачиваемой работой», – говорит Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро КИАП. Зато, отмечает юрист, вырос объем работы в «конфликтных» практиках, хотя цены за единицу времени юридической работы существенно снизились и в них.

Диверсифицировать практики

Типичная ситуация, которую наблюдают почти все крупные игроки на рынке – это существенное падение в некоторых практиках. Так, сокращение сделок в инвестиционных практиках – M&A (слияния и поглощения – ред.) – рынков капитала и банков достигает 50-75%. На этом фоне растут типичные для кризиса конфликтные практики – разрешения споров, банкротств, включая банкротство физических лиц, бракоразводные споры и уголовное право: «Кризисный рынок – конфликтный рынок, обостряются все разногласия у партнёров по бизнесу и даже браку, не все семьи переживают кризис, отсюда и рост бракоразводных процессов, в том числе и громких с олигархическим элементом», отмечает Корельский. Но классические «кризисные» бизнес-сценарии – не единственное, чем славен кризис: «Появились и новые виды консалтинга: так, у отдельных фирм, особенно иностранных, появились временные практики или рабочие группы по санкциям, которые дают заключения для клиентов по различным их аспектам, как для российских, так и для иностранных клиентов», заметил управляющий партнер КИАП.

Потенциал для роста в сфере защиты бизнеса заметил Евгений Жилин, управляющий партнер юридической фирмы «ЮСТ»: «Некоторое оживление наметилось на рынке корпоративных сделок в низком и среднем сегменте. Активы подешевели кратно, и это чувствуется. К сожалению, нет оснований полагать, что в кризис давление со стороны государства на бизнес ослабится, поэтому востребованными будут и такие практики, как административно-правовая и уголовно-правовая защита бизнеса».

На волне росте оказались антимонопольные практики. Июльским указом президента функции Федеральной антимонопольной службы существенно расширились из-за слияния с Федеральной службой по тарифам – за антимонопольной службой закрепили полномочия по принятию нормативных правовых актов и контролю за соблюдением законодательства в сфере деятельности субъектов естественных монополий, госрегулирования цен на товары и услуги. С расширением ФАС юристы связывают и дальнейший рост числа обращений по этому направлению. Возрос интерес и к изменению правовой среды – содействию в законотворчестве и отношениям с властью (GR).

О перестройке структуры заказов говорят и в зарубежных компаниях. «У нас объем заказов не сократился, а видоизменился», – рассказывает Алексей Сапожников, ассоциированный партнёр Rödl & Partner. По его словам, в практике компании уменьшилось число вновь создаваемых компаний, но при этом возросло число М&A и консультаций по предупреждению банкротства, путям и способам предотвращения негативных чистых активов и налогообложению. Клиенты обращают больше внимания на комплаенс, борьбу с коррупцией, улучшение корпоративной структуры и сокращение расходов. Перспективными для компании Сапожников также считает литигацию и реструктуризацию.

Но смогут ли «ильфы» вообще оставаться в конкурентном диапазоне при таком курсе рубля? Алексей Сапожников признает, что для международных компаний это сложно: «К сожалению, арендные ставки все еще отражаются в иностранной валюте или содержат определенную привязку к курсу валюты. Некоторые услуги, которые мы оказываем для наших международных клиентов, оказываются совместно с офисами нашей компании по всему миру, поэтому вряд ли кто-то из иностранных коллег захочет оказывать услуги за рубли».

Но гораздо опаснее нестабильного рубля представители юркомпаний считают другое зло: отсутствие диверсификации бизнеса. «Как и всегда, страдает «монотематический» и неподготовленный бизнес, который не умеет подстраиваться под динамично меняющуюся экономическую реальность», – признаёт Сергей Пепеляев, управляющий партнер «Пепеляев Групп». Среди представителей крупного бизнеса сильно пострадавших из-за кризиса не найти – большинство из них готовы использовать ситуацию для дальнейшей экспансии. Им удалось сохранить бизнес, перепрофилировать практики, а некоторым еще и улучшить показатели, набрав персонал и запустив новые проекты.

Делать скидки

Один из самых мощных инструментов стимулирования лояльности клиента – это скидки. На фоне роста конкуренции российские клиенты «режут косты» и не готовы платить в пересчете на текущий курс рубля к доллару или евро, признает Евгений Жилин: «Приходится соглашаться на существенный дисконт. Это в принципе возможно, так как большинство расходов российских юрфирм – в рублевой зоне».

Удержаться на плаву в таких условиях непросто. Так, проблемы с дебиторской задолженностью есть практически у всех юридических компаний: доходность от проектов существенно снизилась, а основная нагрузка легла на инхаус-юристов: в попытке оптимизировать расходы фирмы стараются обходиться собственными ресурсами, число сотрудников юрдепартаментов растёт, а проекты, которые раньше передавали внешним игрокам, делаются за счёт внутренних юристов. В первую очередь клиенты стараются сокращать расходы на договорной и претензионно-исковой работе – инхаусы чаще справляются на этой стадии самостоятельно, без посторонней помощи, подтверждает Андрей Яковлев, управляющий партнер юридической группы «Яковлев и партнеры».

Главная задача внутренней юридической службы компании заключается в том, чтобы минимизировать риски и не допускать судебных разбирательств. Если уж дело дошло до пожара – доверьте дело профессионалам, а не тушите его сами. – Андрей Яковлев, управляющий партнер юридической группы «Яковлев и партнеры».

Конкурировать с компаниями

Сложности в бизнесе спровоцировали и рост конкуренции среди юристов. Если говорить об «ильфах» и «рульфах», то счёт изменился в пользу последних. Этому способствует и работа в рублях, и геополитическая ситуация, и появившаяся из-за девальвации возможность предлагать качественные услуги по более низким ценам. Национальные игроки отъедают долю рынка у «ильфов», а те, в свою очередь, теряют кадры. Закономерный итог – появление на рынке новых участников. «Стало больше мелких игроков – spin-offs от «ильфов», больше небольших «рульфов» и даже частных практик (один-два юриста). Несколько разукрупнились многие «ильфы», во многом за счет практик по привлечению финансирования/рынков капитала», – разъясняет Евгений Жилин.

Одна из обозначившихся в последние годы тенденций – появление юрфирм-бутиков, обычно образуемых бывшими партнёрами практикующих в России зарубежных компаний. Средин них – KK&P, занимающаяся судебной работой, Antitrust Advisory, специализирующаяся на антимонопольном праве, VB&P, занятая делами, связанными с недвижимостью. Ценник в этих «бутиках» ниже, чем у зарубежных юрфирм, – гибкая ценовая политика и навыки, полученные в «ильфах», позволяют им занять свою нишу там, где клиенты не готовы привлекать крупные компании. Появились на рынке и высококвалифицированные юристы-фрилансеры, имеющие опыт работы в крупных компаниях и готовые работать за меньшие, чем в юрфирмах, деньги. В первую очередь такой формат оказания юрпомощи интересует компании с небольшой и средней капитализацией, но иногда готовы сэкономить и в крупном бизнесе.

Впрочем, «ильфы», пострадавшие от кризиса несколько больше, чем их российские коллеги, с рынка уходить не торопятся. Но их присутствие в таких традиционных отраслях практики, как международные споры, сокращается: «Российские клиенты, которые много судятся за рубежом, по своему опыту знают, что ключ к успеху в международных спорах – это прежде всего сильная команда российских юристов, отвечающая за подготовку доказательств, экспертизы и поддержку коммуникации с иностранными адвокатами. Сначала надо выбрать фирму здесь, а уже во вторую очередь – юристов в том форуме, где будет рассматриваться спор», – говорит Дмитрий Афанасьев. Но в целом крупные компании продолжают работать с теми из зарубежных юрфирм, кого выбрали уже давно.

Достаётся «ильфам» и работа по масштабным международным проектам. Кроме того, в некоторых сегментах – например, в области санкций – конкурировать с «ильфами» российским компаниям сложно. Спасает и финансирование от головных офисов – кризис на юррынке скорее локальный и, несмотря на сложности и кадровые сокращения закрытие московских офисов зарубежных фирм, скорее исключение, чем правило.

Ценовой патриотизм: возможности для «рульфов», проблемы для «ильфов»

Если для представителей зарубежных юркомпаний кризис принес в основном трудности, то российским он неожиданно оказался полезен: падение курса рубля привело к росту валютных расходов и российских компаний, но справиться со сложностями им оказалось проще, чем западным. «Удешевление национальной валюты всегда влечет за собой увеличение конкурентоспособности национальных игроков где бы то ни было – и в производстве, и в сфере услуг», – отмечает Андрей Яковлев, управляющий партнер юридической группы «Яковлев и партнеры». Его компания нашла такую ценовую политику, которая устраивает и фирму, и клиента: не менять цены ни в одной из валют: «Мы не стали повышать рублевые ставки, но и не стали менять валютные ставки для иностранцев. Таким образом, стоимость услуг осталась на прежнем уровне. Иностранцы платят в валюте, а россияне – в рублях. И для одних, и для других курс не имеет значения с точки зрения ценообразования. Разве что для некоторых российских клиентов мы даже стали доступнее – для тех, кто в основном ориентирован на экспорт».

Рецепт на черный день

Есть у юридических менеджеров и рецепт «на чёрный день». «Если всё станет совсем плохо на рынке, то станем в конце концов «индийской фабрикой», ведь рублевые ставки юристов в России сегодня одни из самых дешевых в мире, будем принимать работу на аутсорсинг от наших западных коллег. И им, и нам это может быть вполне выгодно на сложный период, который переживает российская экономика», – говорит Андрей Корельский. В целом тем, кто работает с зарубежными клиентами, проще, чем компаниям, ориентированным исключительно на клиентов внутренних: экспортная выручка компенсирует падение рублевого сегмента. «Существенная часть выручки компании – это экспортная выручка за наши мозги, которые мы продаем иностранным клиентам с интересами в России по валютным ставкам», – подтверждает Корельский.

Неудивительно, что компании стремятся к диверсификации и задумываются о расширении географии. «Заграница» так или иначе делает их более устойчивыми в период экономической турбулентности: на развитие международных практик полагаются как на стабилизирующий фактор. «Легче фирмам, у которых среди клиентов много иностранных компаний или российских экспортеров», – признаёт и Дмитрий Афанасьев. «Нам удалось значительно укрепить позиции в работе с международными клиентами. Активно развиваются германская, корейская и китайская практики, мы приобрели более 50 новых клиентов по указанным направлениям», – подтверждает Евгений Жилин.

Чтобы не терять рынок, приходится идти на компромисс. Надо найти разумный баланс с интересами доверителя в финансовой части, отмечает Корельский, поскольку тратить много денег на юриста стало даже неприлично – акционеры компании такое расточительство в кризисное время могут не одобрить. «Находим с клиентами компромисс по курсу, фиксируем их в контрактах, делаем грейс-периоды и пересматриваем ставки, если курс изменяется на более чем 15-20%», – рассказывает Корельский о том, как выходят из трудностей в КИАП.

Впрочем, в итоге клиенты часто решают, что экономить на квалифицированных юристах не следует:

«Клиенты нервничают, выжидают, но в итоге платят», – резюмирует Дмитрий Афанасьев, председатель комитета партнеров Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

Падение рубля добавило проблем «ильфам». По словам Алексея Сапожникова, ассоциированного партнёра Rödl & Partner, клиенты хотят зафиксировать курс или перейти на работу в рублях, что непросто для международных компаний. Сомневается в возможности беспроблемного перехода и Андрей Корельский из КИАП. По текущим ставкам работать в рублях «ильфы» вряд ли смогут, уверен он: «Большинство проектов в таких компаниях все равно номинируются в валюте». Ряд ильфов, тем не менее, уже перешли на рубли, говорит Александр Ситников, управляющий партнер Vegas Lex: «Это один из аргументов, которые используют наши клиенты (включая международные компании), обсуждая бюджеты на 2016 год». Впрочем, часто вопрос не только в переходе на рубли, но и в уровне этих рублевых цен, замечает Дмитрий Афанасьев.

В российских компаниях оптимальным вариантом действия для коллег из зарубежных фирм считают отказ от привязки ставок к валюте и выплату «рублевой» зарплаты. «Зарплаты – это 60-70 процентов расходов юрфирм. Выход – либо увольнять – но кто будет работать? – либо фиксировать зарплаты», – советует Сергей Пепеляев. Однако в самих зарубежных компаниях не до конца уверены в успешности полного перехода на российскую валюту. «К сожалению, арендные ставки все еще отражаются в иностранной валюте или содержат определенную привязку к курсу валюты. Некоторые услуги, которые мы оказываем для наших международных клиентов, оказываются совместно с офисами нашей компании по всему миру, поэтому вряд ли кто-то из иностранных коллег захочет оказывать услуги за рубли», – объясняет Алексей Сапожников.

Клиенты – а основными клиентами «ильфов» являются российские госкомпании – могут уйти к россиянам не только из-за цен, но и вследствие внешнеполитической ситуации. Такой поворот будет только к лучшему, считает Андрей Яковлев: «Для меня не понятно, почему аудит «Росатома» ведет иностранная компания, у которой серверы находятся в США», – удивляется он. Привлечение зарубежных аудиторов было логично несколько лет назад, когда была потребность в получении иностранного финансирования. С санкциями же такая потребность отпала. «Так какая же разница, кому платить, и зачем платить больше?» – задаётся вопросом Яковлев.

Как бы то ни было, коллеги из иностранных юридических фирм без работы не останутся, считает он. «Задолженность предпринимательского сектора России превышает $400 млрд. Я думаю, возникнет большое количество споров в зарубежных юрисдикциях, а здесь следует привлекать именно «ильфов». Но если они не войдут в положение российских клиентов и не снизят цены, которые наверняка «привязаны» к валюте, то могут потерять большую долю на рынке, уверен Яковлев.

Главный актив в кризис – квалифицированные кадры

Основная волна кризиса ещё впереди, уверяет Сергей Пепеляев. На фоне такого прогноза, который, похоже, разделяют большинство руководителей крупных российских юркомпаний, вместо паники – предельная собранность. «Пришла зима – наденем шапки», – иронизирует Андрей Корельский. Приоритет в таких условиях – сохранение команды, клиентов и ценностей: «Важно не разгонять сразу всех юристов, у кого профильной работы пока нет или ее очень мало, надо пытаться по возможности задействовать временно невостребованных на рынке юристов на других актуальных направлениях, ведь разогнать проще всего. Но за любым спадом приходит рост, и собрать обратно то, что было разрушено, – в первую очередь доверие – будет уже непросто».

Большинство коллег солидарны: с увольнением сотрудников торопиться не надо. «Уровень востребованности практик будет меняться при изменении ситуации в экономике и геополитике», – полагает Дмитрий Афанасьев. Однако и поводов расслабиться не предвидится. «Если принять за основу сценарий, что макроэкономическая ситуация в 2016 году не изменится, нефть не превысит $40, а санкции сохранятся, нас ждет продолжение «усыхания» рынка в долларовом выражении и повышение качества юруслуг: в фирмах останутся сильнейшие», – уверен Афанасьев.

В условиях роста конкуренции придется задуматься об удержании сотрудников: интеллектуальный ресурс приобретает особую ценность. Но здесь компании сталкиваются с другой пробемой. «Бенч-марки на рынке зарплат потеряны, – констатирует Александр Ситников, – ожидания сотрудников и работодателей разбалансированы – на рынке сокращают, снижают зарплаты, повышают зарплаты или сохраняют привязку зарплат к долларам. Всё это происходит одновременно, это основной вызов для руководства юридических компаний – выработать соглашения со своими командами во время нестабильности на финансовом рынке и не попасть в «ножницы» – падение доходов – рост затрат». «Самая сложная задача руководителя юрбизнеса – создать такие условия для ценных сотрудников, когда риск уйти выше, чем риск остаться», – резюмирует Яковлев.

Как продержаться в трудное время

В прогонзах на будущее руководители осторожны – «юридический бизнес очень адаптивен и всегда следует за экономикой», – говорит Евгений Жилин. Сложно сказать, чего ожидать в ближайшее время, поэтому сценарии просчитываются разные, делится Сергей Пепеляев. В «Пепеляев Групп», как и в большинстве других юрфирм, говорят об оптимизации расходов. «Стараемся сократить расходы на неприоритетные маркетинговые нужды, отказываемся от участия в слишком дорогостоящих мероприятиях, при этом продолжаем реализовывать принципиально важные для нас, пусть и затратные, проекты. Яркий пример тому – сотрудничество с Историческим музеем по переизданию Окладной книги Сибири – рукописного памятника конца XVII века».

При этом существенных изменений в структуре практики никто не ожидает: «Жизнь сохранится во всем ее многообразии, все услуги будут востребованы. Может поменяться лишь процент от общего объема бизнеса», – уверен Пепеляев.

В целом, юристы рассчитывают на сохранение тенденций, наметившихся в 2015 году. Так, ожидается дальнейший рост практики банкротств. Компании, распустившие свои практики по банкротству после предыдущих кризисов, собирают команды вновь для обеспечения сверхприбылей в нынешнем и последующих годах, говорит Андрей Яковлев. «Единственное, что следует менять – это психологию подхода к процедуре банкротства, – делится он. – На сегодняшний день банкротство ассоциируется у всех только с «концом» должника и распродажей его имущества, но необходимо, чтобы эта модель эволюционировала и приблизилась к процессу оздоровления, с использованием механизмов санации, которые позволили бы реструктурировать и сохранить бизнес, а не уничтожать его окончательно». Практика – не «пышные похороны», а инструмент, выводящий бизнес на новый старт, согласен и Сергей Пепеляев.

Интересно юристам и банкротство физлиц. «Ведь ни для кого не секрет, что банкротство физлиц тесно связано с ликвидационными процедурами банков и зачастую затрагивает интересы кредиторов», – объясняет природу интереса Андрей Яковлев. По его оценкам, санация банковской сферы в обозримом будущем также будет продолжаться – в компании рассчитывают на рост объема заказов в этом секторе. «В денежном эквиваленте это будет выражаться в выручке около 700 млн. руб. в год. Таким образом, это соответствует показателю 10 млн. руб. в год на одного юриста».

В каких отраслях будет рост?

Продолжает расти и антимонопольная практика – сохранение тренда юристы ожидают еще и в связи с грядущей «большой приватизацией» (см. «Укрощение госактивов: правовые нюансы «новой» приватизации и ее выгода для юристов»). Возрастёт и число дел, связанных с неисполнением контрактных обязательств – это обязательный атрибут любых кризисных проявлений в экономике, уверен Яковлев. С кризисом связаны и возникающие всё чаще рейдерские вопросы. «Подняли голову рейдеры, которых было не видно последние годы, «санитары леса» вышли на охоту, сейчас их время и спрос на их услуги продолжает расти, так как многие виды активов подверглись кризису и не могут активно противостоять перераспределению на рынке», – подтверждает Корельский.

Сохранятся и возникшие сравнительно недавно новые виды консалтинга, как, например, консультации по вопросам санкций (см. «Юридический консалтинг под санкциями: как заработать юристам на экономических ограничениях»). «Некоторое оживление наметилось на рынке корпоративных сделок в низком и среднем сегменте. Активы подешевели кратно, и это чувствуется», – добавляет Евгений Жилин.

Добавит работы юристам и реформа налогообложения недвижимости – в компаниях уверены в росте спроса на услугу по снижению кадастровой стоимости объектов. Государство пошло по пути усиления налогового бремени – то есть по пути давления на бизнес, объясняет Андрей Яковлев, поэтому все компании и предприятия, владеющие большими участками и зданиями, будут вынуждены либо избавляться от этих неэффективно используемых активов, что маловероятно при «мертвом» рынке производственной недвижимости, либо оптимизировать расходы. «Для снижения кадастровой стоимости и уменьшения налогового бремени есть много юридических алгоритмов – от проведения оценки до судов, заключения региональных кадастровых палат и т. д. Вопросы уголовно-правовой защиты бизнеса в ситуации, когда увеличивается административная нагрузка, будут также выходить на первый план», – говорит Яковлев.

О востребованности административно-правовой и уголовно-правовой защиты бизнеса говорят практически все главы юрфирм. Рынок сужается, условия ведения бизнеса усложняются, как следствие – обостряется борьба за клиентов и сохранение бизнеса в целом, объясняет Александр Хренов, партнер адвокатского бюро «Хренов и партнеры». «Рост количества уголовных дел и призывы с высоких трибун «не кошмарить бизнес» пока не сильно ему помогают, зато дают существенный рост для адвокатов», – разъясняет Корельский. Оснований предполагать, что давление со стороны государства на бизнес ослабится, у юристов нет, а значит, и соответствующие практики будут расти.

Выделяют и ещё одно перспективное направление – правовое регулирование IT и интернет-пространства. «Уже деньги виртуальные есть, документооборот, огромное количество информации, онлайн-сервисов, интернет-магазинов, сайтов, порталов и различных «примочек», и все это абсолютно хаотично, без должного юридического контроля, – говорит Андрей Яковлев. – Объекты интеллектуальной собственности должным образом не защищены, права и обязанности участников всего этого большого беспорядка не расписаны – вот этим надо больше заниматься!»

Законодатель юристу не помощник

Трудности в работе юристам иногда создают не только последствия экономической нестабильности, но и деятельность российских законодателей. «Взбесившийся принтер» по-прежнему молотит день и ночь», – иронизирует Сергей Пепеляев.

Однозначно о негативном влиянии законодателя говорить не стоит. «Учитывая многочисленные изменения действующего законодательства, которые несомненно повлекут изменение и судебной практики, работать в настоящий момент стало сложнее, но в то же время интереснее, так как складывающаяся ситуация требует поиска новых решений», – говорит Александр Хренов. По его словам, ряд изменений – появления норм об опционах, гарантиях и заверениях, потестативных условиях – сделали российское право более гибким и отвечающим интересам оборота. Это позволяет структурировать по российскому праву сделки, с которыми раньше неизменно возникали проблемы. «Это несомненно упрощает работу для консультантов, более того, повышает привлекательность российского права для потенциальных клиентов», – подчёркивает он.

Законодатели создали и основу для новых видов услуг, таких как услуги по деофшоризации, напоминает Евгений Жилин. Произошли и позитивные изменения в корпоративном законодателстве. В результате всё больше сделок совершаются в российском праве.

Однако с позиции практикующего юриста власти должны давно заняться аутентичным надзором за исполнением принятых законов – парламентскими расследованиями по фактам нарушений, в том числе со стороны правоохранительных органов, считает Андрей Яковлев. «Это давно уже принято в развитых странах – например, в США парламентская комиссия во время расследования вправе истребовать необходимые документы и материалы, вызвать повесткой на проводимые слушания любое лицо, включая президента, а также допросить его в качестве свидетеля. По результатам расследования парламент может сокращать бюджетные ассигнования или вовсе инициировать процедуру импичмента президента», – приводит он пример.

Большинство глав юридических компаний, опрошенных Право.ru, согласны: череда изменений в законодательство зачастую замещает другую, более значимую, работу – контроль за его исполнением. Последнее помогло бы и справиться с изменившимися экономическими условиями, и приспособиться к новым реалиям с минимальными потерями. «Впрочем, если бы у нас исполнялись все законы, которые прописаны в стране, то в России наступил бы рай на земле», – заключает Яковлев.

Помогает управляющим партнёрам прагматичный подход к делу. «Следует говорить больше о кризисе психологическом на фоне негативного информационного фона. Наша задача, как команды, рассмотреть за всем происходящим «голубое небо», уточнить стратегию и активно работать. Это лучший ответ на любой кризис», – говорит Александр Ситников. В «ЮСТе» также смотрят на ситуацию позитивно. «Российский рынок юридических услуг постоянно меняется, невзирая на кризис, – уверен Евгений Жилин, – просто сейчас изменения происходят несколько быстрее».

Экономический кризис, охвативший нашу страну в последние несколько лет, серьезно сказался на всех сферах жизни населения. Множество отраслей оказались в упадке. Что касается юридических консультаций, то россияне стали реже ходить в юрбюро, но в то же время полностью отказаться от услуг специалистов в этой сфере не смогли.

Статистика показывает, что за последние десять лет рынок юридических услуг, которые, в частности, предоставляет компания garantsurgut.ru, в нашей стране существенно вырос. Это в конечном итоге привело к тому, что сейчас, в условиях экономического кризиса, юридические фирмы вынуждены существовать в условиях жесточайшей конкуренции. Некоторые эксперты отмечают, что ряд фирм и вовсе прибегает к демпингу. Хорошую прибыль получают лишь фирмы, которые ведут крупные проекты повышенной сложности, либо компании, которые эффективно выполняют стандартную работу на потоке. Многие юристы признаются, что за последние три года их услуги подешевели в два раза, в то время как качество выполняемой работы сохраняется на высоком уровне.

Владельцы наиболее крупных юридических компаний цитируют Генри Форда. «Хочешь быть богатым – работай для бедных», — говорят они, напоминая о том, что стабильность фирмы определяется не столько ее выручкой, сколько клиентской базой. Тем более что в кризис у россиян немало вопросов, решить которые можно только с помощью квалифицированного юриста. Практика показывает, что чаще всего наши соотечественники решают в суде конфликтные ситуации с работодателями, коллекторскими агентствами и кредитными организациями. Чуть реже россияне судятся с родственниками по жилищным вопросам. Не теряют актуальности и бракоразводные процессы.

Многие юристы сегодня зарабатывают и на политике. Введенные в отношении нашей страны санкции и проблемы с финансированием создают спрос на соответствующие практики. Высоким спросом пользуются и юридические услуги «похоронного типа», такие как банкротство, ликвидация компаний, уголовные дела. Однако по таким вопросам к юристам чаще всего обращаются лишь единожды.

Что касается перспектив на будущее, то в ближайшие полгода эксперты не ожидают серьезных перемен на рынке юридических услуг — специалистам по-прежнему придется «выживать» в условиях серьезной конкуренции.

Почему-то все уверены, что кризис и юридические услуги – это несовместимые понятия. Бытует мнение, что от кризиса юристы только выигрывают, т.к. работы у них становится в разы больше и деньги они делают чуть ли не из воздуха.

Так ли это на самом деле, подвержена ли сфера юридических услуг кризисам и спадам либо наоборот росту на фоне общей тяжелой экономической ситуации – «Юркаталог» выясняет у представителей белорусского юридического бизнеса.

Так, в кризис стандартно меньше стало сделок по слияниям и поглощениям, количество сделок с недвижимостью сократилось, замораживаются строительные проекты. Мало регистрируется новых юридических лиц. Значительно уменьшилось количество инвестиционных проектов, хотя прогресс все же есть, но сейчас это, скорее, единичные проекты и, как правило, небольшие. Либо же речь идет о серьезных игроках, которые продолжают реализацию своих проектов по созданию или приобретению активов в Беларуси, начатых еще до событий последних месяцев.

И все же если с одной убывает, то с другой – прибывает. Увеличился спрос на урегулирование споров, увеличилось количество судебных дел из-за роста у компаний дебиторской задолженности, из-за отказа исполнять условия договора. Увеличивается и количество ликвидаций, банкротств компаний и связанных с этим услуг.

Представительства некоторых компаний прекращают свою деятельность на территории Беларуси либо сворачивают ее до минимума. Как рассказал Василий Салей, партнер юридической фирмы «Боровцов и Салей», среди их клиентов есть крупные фармацевтические компании, которые сейчас передают часть функций, выполнявшихся ранее представительствами, дилерам, занимавшимся до этого исключительно реализацией продукции.

По словам Тимура Сысуева, партнера адвокатского бюро «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий СБХ», сейчас актуальны задачи корпоративных реструктуризаций, выработки рекомендаций по созданию низкорисковых схем владения активами.

Андрей Вашкевич, партнер адвокатского бюро «Степановский, Папакуль и партнеры», рассказал, что изменилась структура и направленность запросов клиентов. Например, клиенты интересуются не заключением новых договоров аренды, а тем, чтобы отказаться от уже заключенных.

Сергей Машонский, управляющий партнер юридической фирмы «Арцингер и партнеры» среди интересных тенденций отметил стремление некоторых крупных отечественных клиентов к диверсификации бизнеса и выводу производства в другие страны (в частности, Китай и Бразилию).

Евгений Кукета, партнер адвокатского бюро «ПравоВиК», отметил увеличение количества субъектов хозяйствования и лиц, нуждающихся в защите в ходе проверок, административных процессов и т.п.

Наблюдается падение спроса и в сфере юридических услуг населению, а также бюджетных услуг малому бизнесу.

Олег Панин, учредитель «Юридического бюро Олега Панина», отметил возрастание спроса на консультации в области трудового законодательства: «В кризисное время многие организации стремятся сократить свои расходы, в том числе и расходы по выплате заработной платы, в связи с чем возникает необходимость перехода на сокращенное рабочее время либо вынужденный уход работников в отпуска».

Светлана Бабинцева, адвокат, отметила незначительный рост спроса на помощь при обжаловании постановлений о привлечении к административной ответственности, особенно в части таможенных правонарушений.

Что касается изменений в подходе клиентов к работе с юристами, то, как рассказал Тимур Сысуев, и его поддержали коллеги, некоторая часть клиентов уменьшила свои бюджеты на привлечение внешних консультантов. Все больше клиентов также отказываются от предоплаты и просят предоставить возможность оплачивать юридические услуги по факту их оказания. Все чаще клиенты пытаются согласовать фиксированный объем гонорара за согласованный объем работ без привязки к почасовым ставкам. В то же время все понимают, что отказ от проверенных юридических консультантов или их замена существенно увеличивает риски получения неквалифицированной помощи в период кризиса, поэтому по-настоящему устоявшимся бизнес-отношениям с клиентами кризис не помеха.

Также «Юркаталог» попросил представителей юридического бизнеса рассказать, чем этот кризис отличается от своих предшественников 2008 и 2011 годов, что представители юридического бизнеса изменили в своей деятельности и подходах к клиентам, а также мы попросили спрогнозировать продолжительность этого кризиса.

В принципе, кризис чувствуется – меньше новых обращений. Мы, в основном, работаем на старой клиентской базе – с теми клиентами, которые уже долгое время присутствуют в Беларуси и которым, в основном, нужна повседневная поддержка их деятельности. Новые проекты у них не открываются, а нужно поддержание обычной деятельности их структур здесь – либо представительств, либо дочерних предприятий, либо совместных предприятий с их участием.

Этот кризис отличается от 2009 и 2011 годов. Раньше это были сугубо экономические кризисы. Сейчас экономический кризис наложился на политический и в значительной мере является результатом политического. Отсюда его глубина и продолжительность.

Раньше мы меньше ощущали глубину кризиса. Наоборот, кризисные явления даже в какой-то мере провоцировали иностранных инвесторов приходить в Беларусь, потому что порог вхождения значительно понижался – можно было за те же средства приобрести более ценные активы, и цена на активы снижалась. Сейчас, несмотря на снижение этих цен, политические риски удерживают потенциальных инвесторов от вхождения на рынок Беларуси и Евразийского союза в целом.

В подходах к клиентам стараемся ничего существенно не менять. И персонал у нас тот же – штат не сокращаем, и ставки держим те же. Пока это работает и особых претензий со стороны клиентов не поступает.

Сложно прогнозировать развитие экономической ситуации. Думаю, года полтора-два мы будем в этом «барахтаться». Конечно, многое зависит от развития политической ситуации в России. И это во многом связано с войной на Украине. Если удастся ее остановить, то, наверное, санкции в отношении России будут либо смягчены, либо сняты, тогда последствия кризиса будут в значительной мере нивелированы тем подъемом, который пойдет после этого. Рикошетом это коснется и Беларуси, поскольку многие нас по-прежнему идентифицируют или связывают с Россией.

Сегмент юридических услуг в меньшей степени подтвержден тем негативным кризисным явлениям, которые сейчас доминируют в экономике, чем промышленность или, например, сфера туристических услуг. В нашем бюро существенных изменений клиентской базы, объема работы либо размера среднего счета на одного клиента не произошло. Не видим и каких-то принципиальных колебаний спроса на профессиональную юридическую помощь по сравнению с упомянутыми «кризисами» 2009, 2011 годов.

Естественно, усиливающаяся конкуренция между крупными юридическими фирмами, рост числа более мелких игроков рынка профессиональной юридической помощи заставляет всех более щепетильно и, если хотите, трепетно относиться к поддержанию лояльности клиентов. Понимая сложности своих клиентов, мы проявляем большую гибкость при согласовании условий сотрудничества, включая вопросы оплаты оказанной помощи.

Кроме того, последний год мы всячески развиваем и продвигаем дополнительные, сопутствующие бесплатные сервисы поддержки клиентов: информационные рассылки, обзоры законодательства, круглые столы и семинары. Польза от таких мероприятий обоюдная – мы получаем прямую обратную связь от клиентов по текущим актуальным вопросам правоприменения, а они, в свою очередь, – нашу оперативную профессиональную консультацию.

С учетом того, что в целом рынок профессиональной юридической помощи не сильно «просел» в свете происходящего кризиса, а снижение заказов на один вид услуг, как правило, компенсируется ростом заказов на другие услуги, говорить о каких-то потрясениях вряд ли стоит. По нашему мнению, к концу текущего года негативные тенденции будут в целом в экономике преодолены, и это благотворным образом отразится и на росте нашего сегмента экономики.

На мой взгляд, нынешний кризис начался весной 2014 года и закономерно пришел к обострению к концу декабря. Практически у всех клиентов были ожидания существенной девальвации к Новому году или сразу после. Данный кризис очевидно отличается от предыдущих, что отразится на его длительности. При предыдущих кризисах не было вооруженного конфликта, затрагивающего две соседние страны – Россию и Украину – основные рынки сбыта белорусской продукции.

Что касается изменений в своей деятельности и в подходах к работе с клиентами, то отмечу, что наше адвокатское бюро работает, в основном, с организациями. Большое внимание мы уделяем постоянным клиентам, чтобы понять их потребности. Постоянно работаем с дебиторской задолженностью. Анализируем трудовые процессы и разрабатываем алгоритмы для сокращения времени на выполнение рутинных задач и вспомогательных работ.

Относительно прогнозов по продолжительности этого кризиса и его влиянию на рынок, на мой взгляд, кризис будет длительный, и сфера юридических услуг почувствует его несколько позднее. Полагаю, что в 2015 году наиболее сложное время придется на май – август.

Но есть важный аспект. Говорить о рынке юридических услуг в Республике Беларусь еще рано. Большая доля госсобственности, наличие существенного административного регулирования и другие причины противодействуют спросу на профессиональные услуги, будь то услуги юридические, инженерные, аудиторские и т.п.

С другой стороны, имеется большой потенциал для роста.

Ситуация чем-то похожа на историю, когда одна компания послала двух продавцов торговать обувью в Африке. Через некоторое время один попросил забрать его обратно и написал: «Здесь никаких перспектив – все ходят босиком!». А другой продавец направил телеграмму: «Здесь прекрасные перспективы для продажи обуви – все ходят босиком!».

Дмитрий Архипенко, управляющий партнер юридической фирмы Revera Consulting Group

Юридический бизнес – бизнес обслуживающий, соответственно, он не может жить в отрыве от экономической ситуации в стране. Нынешний кризис гораздо более глубокий, чем предыдущие. Учитывая то, что он затрагивает также и всех основных для Беларуси торговых партнеров и инвестиционных доноров, то погружение в кризис и нахождение на дне будет гораздо более затяжным, чем это мы могли наблюдать в 2008, 2011 годах.

Мы с пониманием относимся к трудностям клиентов и уверены, что, только применяя партнерский подход, мы сможем вместе с нашими клиентами в условиях кризиса стать крепче и выйти победителями. Мы не можем игнорировать просьбы клиентов и дистанцироваться от них.

Кризис, в первую очередь, – это наше восприятие действительности. Белорусский бизнес в основной своей массе, по моему мнению, уже тренированный. Халявы никогда не было. Что условия будут требовать еще более напряженной и креативной работы на протяжении как минимум 4 лет – это точно. Но ведь это привносит и драйв.

Текущие процессы очень серьезно изменят рынок. Уже стала наблюдаться высокая активность в переходах юристов между компаниями, в перетоке кадров из консалтинга в корпоративных юристов и наоборот. Можно с уверенностью сказать, что топ юридических фирм на рынке изменится. Появятся новые лица, а кто-то сойдет с дистанции. Выживут только те, кто сможет перестроить систему работы, сделать ее гибкой, кто будет ценить клиентов и будет для них настоящим партнером, кто начнет работать в новых направлениях, кто создаст монолитную компанию – «один за всех и все за одного».

Белорусский офис SORAINEN открылся в 2008 году на закате положительного глобального экономического цикла и, соответственно, накануне глобального же кризиса. Можно сказать, что мы работали и развивались в условиях перманентного кризиса и уже привыкли.

Отличие от 2009, 2011 года в том, что в этот раз очень ослаблен основной торговый и политический партнер Беларуси – Россия, получить от которого поддержку в виде кредитов, инвестиций сложнее. И особая белорусская экономическая модель еще ближе к своему закату, чем раньше.

Наша юридическая фирма – организация зрелая. В июне этого года мы будем отмечать 20-летие (столько исполняется первому офису, эстонскому). В SORAINEN хорошо отстроены бизнес-процессы, система управления отношений с клиентами, у нее здоровая экономика, есть сильная стратегия и применяются самые современные технологии оказания юридических услуг. Поэтому необходимости каких-либо значительных срочных изменений, особенно в свете изменяющейся конъюнктуры рынка, нет. Если выделить, скажем, три основных зоны внимания, то это развитие отношений с существующими ключевыми клиентами, развитие и обучение наших работников и развитие наших индустриальных групп (начато в 2014 году) – т. е. групп юристов, специализирующихся на консультировании клиентов из перспективных отраслей экономики. Для нас это сейчас:

· Коммуникации, медиа и технологии.
· Энергетика и коммунальное снабжение.
· Финансовые услуги и страхование.
· Пищевая, лесная промышленность и сельское хозяйство.
· Фармацевтика и научные исследования.
· Недвижимость и строительство.

По продолжительности кризиса не берусь прогнозировать сам и ни на чьи прогнозы не полагаюсь. Опять же, что можно считать концом кризиса? В жизни и бизнесе все не так однозначно. Рынок может ужаться или прекратить рост. В худшем случае совокупный оборот рынка в 2015–2016 годах может упасть процентов на 20. Фирмы, которые организованы хуже других, могут потерять и больше. Не исключены слияния ради выживания, переходы партнеров и команд из одной организации в другую, закрытие офисов иностранных фирм. Посмотрим.

Сергей Машонский, управляющий партнер юридической фирмы «Арцингер и партнеры»

Конечно, ни один кризис не проходит незаметно. Но хорошие юристы, как и врачи, нужны всегда. Хотя нынешний кризис еще не закончился (посему и сложно давать оценку), самым неприятным пока все же выглядит кризис 2011 года, т.к. слишком долго мы «играли» с курсами валют. События же последних месяцев дались белорусскому бизнесу нелегко, но, с другой стороны, правительство реагировало довольно быстро, что позволило многим нашим клиентам попросту уйти на каникулы и дождаться более решительных мер и относительной стабилизации, в том числе на валютном рынке.

В принципе, кардинальных перемен в нашей деятельности не произошло. В вопросе работы с клиентами мы постепенно развиваем те направления, которые были намечены в прошлом и позапрошлом годах. В последние месяцы возникла необходимость в либерализации подходов к расчетам, видя реальную необходимость в этом со стороны некоторых клиентов. Мы стали более гибки в нашей ценовой политике и это дает свои положительные результаты.

То, насколько быстро мы выберемся из кризиса, зависит от множества факторов, и главные из них – внешние. В частности, цена на нефть и, как следствие, стабилизация на рынке нашего основного торгового партнера. Экономисты прогнозируют выход через пару лет, что ж, давайте на это и ориентироваться. Главное – иметь позитивный настрой и знать, что рано или поздно ситуация стабилизируется и мы выйдем на достойные экономические показатели. Что же касается рынка юридических услуг, то, безусловно, ожидаем дальнейшего усиления конкуренции, укрупнения субъектов на рынке правовых услуг. Хорошо ли это? Пожалуй, да. Новые экономические вызовы стимулируют к развитию, а в конечном итоге останутся самые достойные.

Адвокат Олег Панин, учредитель «Юридического бюро Олега Панина»

В настоящее время в нашей работе кризис ощущается. Отличие нынешнего кризиса от кризиса 2009 года и основное его сходство с кризисом 2011 года – длительное состояние неопределенности финансовой системы и экономики.

Основное новшество в нашей деятельности, которое вызвано реалиями сложившейся ситуации в стране, – предоставление рассрочки в оплате юридических услуг.

Сложно спрогнозировать продолжительность и влияние кризиса на рынок юридических услуг, стоит только отметить, что рынок юридических услуг в первую очередь зависит от финансового состояния клиентов и от того, насколько кризис отразится на их положении. Сейчас мы имеем в наличии ситуацию, когда крупные предприятия с трудом находят выходы, некоторые вовсе не могут удержаться на плаву, поэтому вынуждены уходить в процедуру банкротства. Если подобная тенденция сохранится – рынок юридических услуг ожидает сокращение спроса, а, соответственно, и снижение стоимости услуг.

Сейчас, скорее, в практике адвокатского бюро чувствуется, что кризис у наших клиентов. Подобный вывод следует из анализа характера обращений, платежеспособности и избираемых клиентами позиций. Нынешний кризис в сопоставлении с деятельностью бюро оценить не можем, так как в подобной организационной форме работаем лишь с 2012 года.

Кардинальных изменений в деятельности бюро не предпринимало, по той причине, что гонорарная политика в достаточной степени гибкая, что соответствует законодательству, регулирующему адвокатскую деятельность. В ряде случаев, активизировали работу именно на реальный результат, исполнение и т.п. С учетом того, что обслуживание субъектов хозяйствования и работа в привычной для юристов-хозяйственников нише лишь одно из направлений деятельности адвокатского бюро наряду со спорами клиентов-физических лиц, а также защитой по уголовным делам, особых изменений не ощутили.

Со стороны клиентов все больше встречаются затруднения с возможностью своевременной оплаты юридической помощи, что требует индивидуальных решений.
Оптимистично полагаем, что кризис не носит характер затяжного и влияние его на рынок юридических услуг и адвокатской деятельности будет незначительным.

Виталий Коледа, адвокат, кандидат юридических наук

На данный момент есть определенный спад по инфраструктурным проектам, крупным стройкам. Связано ли это с кризисом или просто обычная «подошва» очередной экономической волны – пока сложно сказать. Да и кризиса как такового на данный момент пока нет, скорее больше разговоров.

В своей работе ничего не менял. Но мы всегда работаем, чтобы уровень юридической помощи соответствовал высоким стандартам.

Давать прогнозы по экономической ситуации пока, наверное, будет поспешным. Есть определенный спад. А кризис ли это – будет видно в среднесрочной перспективе. Кризис не кризис, а работать нужно всегда. И совершенствоваться. В экономическом кризисе тоже есть положительные моменты – навыки ведения бизнеса в экстремальных условиях бесценны, это можно сравнить с экзаменом на краповый берет: кто сдал – тому уважение. Опять же дешевый и лояльный персонал, дешевле аренда, миграция крупных клиентов ищущих более оптимальных ставок. Мастерство капитана – это умение провести корабль через шторм, а не по гладкому морю, так что любой кризис всегда очень точно показывает, кто чего действительно стоит.

Кризис чувствуется, не может не чувствоваться. Безусловно, это и прямое влияние – рост арендной платы, расходов на оплату труда помощников, и иных затрат, так или иначе связанных с осуществлением адвокатской деятельности. И то влияние, которое кризис оказывает на бизнес или проблемы клиентов. Для кризиса не удивительно, что клиентов начинает активнее интересовать помощь при взыскании дебиторской задолженности, внесение изменений в договора с ужесточение условий оплаты и ответственности за просрочку платежей. В какой-то мере изменился характер оказываемой правовой помощи и вопросы, которые волнуют клиентов. Мне кажется, что в этот раз – по сравнению с кризисами 2009, 2011 годов – изменилась, прежде всего, скорость реакции на изменения. И тенденция к максимально оперативному решению проблем меня радует.

Глобальных изменений в своей деятельности не делала, я всегда старалась максимально оперативно реагировать на запросы клиентов. И, конечно, это работает и в кризис – часто бывают случаи, что если не принять быстрое решение, то проигрываешь однозначно; а предпринимая «меры реагирования» максимально быстро, как минимум, фиксируешь убытки, как максимум, получаешь ощутимый результат своих действий.

Соглашусь со многими выступлениями политиков, экономистов и бизнесменов в СМИ в том, что ожидать быстрого окончания кризиса не приходится. Я, скорее, сторонник пессимистичного сценария и предположу, что ощущать последствия «черной пятницы» декабря 2014 года мы будем еще года три. Другое дело, с учетом опыта и изменения в подходах клиентов к кризису, я достаточно оптимистична в оценке влияния этого кризиса на рынок юридических услуг.

Мнения юристов анализировали Анастасия КУЗЬМИНА, Илья ЛАТЫШЕВ,

Источники: http://pravo.ru/story/view/126124/, http://versia.ru/kak-yuristy-zarabatyvayut-v-krizis, http://www.jurcatalog.by/articles/46519/est-li-krizis-u-yuristov

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *