Юристы русской православной церкви

— Проходите! Подождете две минуточки? Я отцу Анатолию (о. Анатолию Страхову, настоятелю Свято-Никольского храма на Елшанском кладбище.— М.К.) документы подготовлю,— от компьютерного стола приветливо обернулся батюшка, и оказалось, что это тот отец Михаил из Покровского храма, о котором прихожане говорят: «Простой батюшка, добрый!».

Я, конечно же, согласилась подождать и две минуточки, и сколько будет нужно, потому что это уже и был ответ на мой первый вопрос: как работает священник-юрист? Оказалось, что работает он в совершенно стремительном темпе, одновременно печатая, подписывая, сверяясь с архивом, отвечая на телефонные звонки и.т.п.

— Епархиальное управление как юридическое лицо — полноправный участник гражданско-правовых отношений. А это рождает необходимость юридического оформления объектов недвижимости, трудовых отношений (только в самом управлении работает более 100 человек плюс подразделения), гражданства (в Духовной семинарии обучаются воспитанники из Казахстана, Украины, Молдавии, даже Чехии) — батюшка говорит всё так же, с улыбкой, но речь его — это именно речь профессионального юриста: каждое слово на своем месте, ничего лишнего и всё терминологически выверено. Уточняю: «Вы сначала стали юристом, а потом — батюшкой?».

— Да, в 1989 году, после армии я поступил на первый курс Саратовского юридического института (сейчас это Академия права),— кивает головой отец Михаил.— В 1994 году его закончил, и до 2001 года работал на государственной службе в правоохранительных органах, занимался правоприменительной практикой. Потом пришел в епархию юристом «в штатском». И уже во время этой работы, задумываясь о смысле жизни, о ее цели, попросил у Владыки Лонгина благословения учиться в семинарии. Учился, конечно, заочно. В 2006 году был рукоположен во диакона, через год — во иерея. В настоящее время служу в саратовском Покровском храме и несу послушание сотрудника юридического отдела Саратовской епархии. Как семья отнеслась к переменам? Жена у меня человек думающий, верующий, так что она очень даже хорошо отнеслась.

Юридическая работа в Церкви и для Церкви началась у отца Михаила с оформления в собственность епархии Покровского храма. Все мы слышали, что культовые сооружения государство должно передать Церкви — но действие это, простое и понятное на словах, в реальности обрастает огромными трудностями. Первая состоит в том, что фактически все культовые объекты в государстве были… бесхозными. А «передать объект» — это значит переоформить документы на него; если же документов нет и не было…

— Очень много культовых сооружений вообще не числится на балансе какой-либо государственной организации,— говорит отец Михаил,— и в этом нет ничего удивительного. Ведь когда после революции у Православной Церкви начали отбирать недвижимость, юридически это никак не оформлялось. А потом, после 1991 года, приняли обратное решение: возвратить. И тоже юридически это никак не было оформлено. Поэтому сейчас у нас такая задача: оформить все культовые учреждения как собственность Саратовской епархии, независимо от их состояния.

Те, кто хоть каким-то образом имел отношение к недвижимости, может представить гигантский объем и сложность этой работы, связанной с истребованием справок (в том числе и исторических), запросов, получения в органах самоуправления различных решений, постановлений, а также технической документации… Но всё бы ничего — дорогу, как говорится, осилит идущий. Вот только Саратовская епархия в этом процессе отстала лет на 10–15. В стране волна передачи церковной собственности прошла в девяностых годах. Сейчас, когда все объекты недвижимости имеют рыночную стоимость, сделать это гораздо труднее.

— Когда встал вопрос о возвращении наших зданий в центре города, на нас просто смотрели с непониманием: как это так — бесплатно вернуть? — вспоминает отец Михаил.— Взять, например, храм во имя Митрофания Воронежского у кинотеатра «Победа», Крытый рынок. Возвратили, но это стоило огромных усилий. И это еще не самый сложный случай — дело в том, что по ряду объектов передача затрудняется тем, что они сейчас уже являются собственностью других лиц, а вопросы частной собственности решаются очень тяжело. Полковой храм во имя святого Александра Невского на улице Московской в Саратове: исторически это епархиальное здание, но им сейчас владеет фирма по продаже компьютерной техники, и со своей собственностью она не планирует расставаться. Такая же история и со зданием киновии на улице Октябрьской, которое принадлежит сейчас Нижневолжской студии кинохроники. Но мы будем делать всё зависящее, чтобы оно служило на благо церкви. А потребность в зданиях у епархии велика: нет своего помещения, например, у православной гимназии, занятия идут на двух удаленных друг от друга площадках.

— А 30-я школа? — удивляюсь я,— ведь это тоже церковное здание до революции было, приходская школа при Покровском храме?

— Это была богадельня,— уточняет батюшка,— и строилась она на церковные деньги. Все архивные документы по этому поводу есть. Передача этого объекта имеет свои сложности, но мы этот вопрос всё равно будем решать и добьемся возвращения здания его историческому владельцу — Саратовской епархии. Кстати, раз уж мы затронули «школьную тему», хочу обратить внимание: все юридические вопросы, касающиеся образовательной сферы,— это совершенно новое направление для епархиальных юристов. Лицензирование, получение аккредитации, оформление текущей документации, взаимодействие с различными надзорными инстанциями… Всё это приходится осваивать. Всего год назад в нашей епархии открылась первая православная гимназия (а в Калуге, например, их уже девять), так что это — только начало.

Много работы у юридического отдела, много работы у отца Михаила. Вот сейчас идет оформление храма в Узморье Энгельсского района; оформляются земельные участки строящихся саратовских храмов; не прекращается небезызвестная тяжба по семинарскому подвалу, который оказался в собственности постороннего частного лица и др. Тома документов по каждому объекту недвижимости готовятся в прокуратуру, в арбитражные суды, в суды общей юрисдикции. Интересно, как встречают в «присутственных местах» светских структур священников?

— Сегодня — нормально, без удивления. Ну, а поначалу приходилось сталкиваться с непониманием,— вспоминает отец Михаил.— Говорили: как это так, батюшка, и вдруг занимается оформлением собственности. Но в цивилизованном обществе все юридические вопросы надо решать цивилизованным путем, мы же законопослушные граждане.

Мне всё хотелось расспросить батюшку-юриста о самых интересных случаях. Но он сразу сказал, что случаи «все интересные, неинтересных нет». И объяснил: до недавнего времени Церковь у нас в стране не просто была отделена от государства, а полностью выбита из гражданско-правовых отношений. И когда она начала вливаться в правовое поле, выяснилось, что многие вопросы попадают в правовой вакуум: законодательством не предусмотрено, что есть такой субъект хозяйствования — Русская Православная Церковь со своей спецификой. Отсюда и правовые казусы в сфере недвижимости, земельных отношений, налогов, которые приходится распутывать епархиальным юристам. Не уводит ли юридическая дорога от пастырского служения?

— Я прежде всего священник, а уж потом юрист,— ответил отец Михаил.— Поэтому пастырское служение — главное для меня, а юридическая работа — послушание, порученное Управляющим епархии.

…Любая работа складывается из череды дел, проблем, достижений. И так — день за днем, неделя за неделей, на протяжении той долгой дороги, что мы привыкли обозначать словами «профессиональный путь». Но каждая профессия имеет и свою сверхзадачу. Строитель оставляет людям здания, композитор — мелодии, художник — картины. Какой след должна оставить работа юриста, и какова «сверхзадача» юриста епархиального?

— Для людей, которые придут работать после нас, мы должны оставить упорядоченное и оформленное хозяйство епархии,— ответил отец Михаил,— чтобы можно было работать не на «собирание», а на реставрацию и преумножение. Ведь каждый наш «объект недвижимости» — это храм Божий.

— Ой, батюшка, я Вас тут без обеда оставила! — расстроилась я, посмотрев на часы.

От традиционных «с часу до двух» осталось всего несколько секунд.

— Не беспокойтесь, я на обед не хожу. Сельскому батюшке два часа сюда добираться надо, и если он приедет к табличке «ушел на обед, буду через час» — это же неправильно. Да, отец Иоанн?

Я обернулась. В дверях, улыбаясь, ждал окончания интервью настоятель храма в Новых Бурасах отец Иоанн Ковач.

Газета «Православная вера» № 19 (375) за 2008 год.

В Синодальном отделе по благотворительности действует служба бесплатной правовой помощи. В ней трудятся 20 профессиональных юристов.

Служба работает с 2013 года, за это время помощь получили более 2,5 тысяч человек. За 2016-17 годы в службу обратились более 1500 человек из разных регионов страны.

КОМУ МЫ ПОМОГАЕМ?

— Инвалидам и семьям с детьми-инвалидами;

— малообеспеченным и многодетным семьям;

— семьям, взявшим под опеку детей-сирот и детям в трудной жизненной ситуации;

— одиноким матерям и беременным в трудной жизненной ситуации;

— беженцам, безработным и людям, находящимся на грани бездомности.

КАК МЫ РАБОТАЕМ?

Служба юристов-добровольцев помогает решить проблемы в области социальной защиты, жилищного, трудового, семейного и административного законодательства Российской Федерации. Наши юристы консультируют в устной и в письменной форме, при необходимости составляют проекты различных гражданско-правовых договоров, писем, заявлений и других документов. На консультациях подробно разъясняется порядок обращения по каждому конкретному вопросу в государственные и муниципальные органы, в иные компетентные организации. Однако юристы службы не представляют интересы обратившихся в суде и в государственных органах.

КАК ЗАПИСАТЬСЯ НА ПРИЕМ?

Прием ведется только по записи. Записаться можно по телефону справочной службы «Милосердие» 8 (495) 542-00-00.

ХОТИТЕ ПОМОГАТЬ ВМЕСТЕ С НАМИ?

Если Вы – профессиональный юрист и хотите присоединиться к нашей команде, присылайте Ваше резюме на адрес [email protected] с указанием собственного профессионального опыта и контактов для обратной связи.

СМИ О НАШЕЙ РАБОТЕ

Репортаж Ленты.ру о работе юристов-добровольцев

КАК НАМ ПОМОЧЬ?

Помощь оказывается добровольцами бесплатно в свободное от работы и учебы время, но обеспечивать полноценную юридическую помощь исключительно силами добровольцев, к сожалению, невозможно, необходима оплачиваемая ставка юриста-координатора. Также нашему проекту необходимы средства на канцелярские товары и расходные материалы (бумага, картриджи, папки, файлы и т.д.).

Сделать пожертвование можно с помощью одной из платежных систем, по квитанции через отделение банка, по смс, или подписаться на регулярное пожертвование.

Чтобы помочь с помощью смс, отправьте сообщение на номер 3443 со словом «Право» и суммой пожертвования. Например: «Право 100».

22:00, 12.07.2013 // Росбалт, Главные новости

МОСКВА, 12 июля. Юридическая служба Московской патриархии Русской православной церкви (РПЦ) прокомментировала введенную федеральным законом от 29 июня 2013 года новую редакцию статьи Уголовного кодекса России, устанавливающую уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих.

«В соответствии с новой редакцией ст. 148 УК РФ, уголовному преследованию подлежат действия, совершенные публично. Это означает, что уголовно наказуемые действия должны совершаться в присутствии верующих лиц, религиозные чувства которых оскорбляются (при этом не имеет значения количество этих лиц), или в их отсутствие, но с последующим опубликованием деяния, например, в сети интернет или с использованием иных средств массовой информации», – говорится в сообщении на сайте Московской патриархии.

Указано, что «под явным неуважением к обществу современная правоприменительная практика понимает нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованное желанием виновного лица противопоставить себя окружающим (в данном случае в отношении их религиозных чувств), продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним; так, характер явного неуважения к обществу носил как сам танец на солее храма Христа Спасителя, так и непристойные телодвижения танцующих» (имеется в виду акция панк-группы Pussy Riot в феврале 2012 года).

Оскорбление религиозных чувств граждан ранее образовывало состав административного правонарушения (ст. 5.26 КоАП РФ). Теперь эта административная норма получила уголовно-правовую защиту, поэтому вполне оправданно использование прежних комментариев к ст. 5.26 КоАП в применении к ч. 1 ст. 148 УК в новой редакции.

Так, под оскорблением религиозных чувств понимаются неуважительный отзыв, грубое высмеивание религиозных догм и канонов, которые исповедует гражданин, или личных качеств гражданина, связанных с его религиозной принадлежностью, осквернение почитаемых предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики (циничное поругание, унижение, опорочивание, издевательство).

Публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики или атрибутики, их порча или уничтожение, совершенное в целях оскорбления религиозных чувств граждан, также подпадают под ч. 1 ст. 148 УК РФ.

Особые возражения при обсуждении проекта закона вызвало понятие «религиозные чувства». Однако федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержит понятия «религиозные убеждения», «религиозные чувства», «объекты религиозного почитания». Анализ показывает, что «религиозными являются чувства благоговейного отношения лица к тому, что в соответствии с его религиозными убеждениями является для него святыней, при этом такой святыней для лица, несомненно, являются его религиозные убеждения, догматы религии, личности и деяния святых, а также священные изображения и тексты, иные предметы религиозного назначения, места религиозного почитания (паломничества)», пояснили в патриархии.

К местам, специально предназначенным для совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» относит не только культовые здания и сооружения, но и иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний.

Уголовная ответственность устанавливается за незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Под воспрепятствованием понимается ограничение деятельности религиозных организаций в каких бы то ни было формах.

Напомним, президент России Владимир Путин подписал закон об ответственности за оскорбление чувств верующих 30 июня. Подробнее — здесь.

Источники: http://eparhia-saratov.ru/Articles/article_old_5581, http://www.diaconia.ru/yuridicheskaya-sluzhba-sinodalnogo-otdela-po-blagotvoritelnosti, http://www.rosbalt.ru/main/2013/07/12/1152321.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *